Военный «не переворот» в Таиланде и его последствия

Напряженность в Таиланде сохранялась с ноября 2013 г. Именно тогда в знак протеста против попытки бывшего премьер-министра Йинглак Чиннават принять в парламенте закон об амнистии оппозиция, возглавляемая представителем Демократической партии Сутхепом Тхыоксубаном начала массовые митинги в Бангкоке. Недовольство оппозиции было вызвано тем, что принятие закона открывало бы возможность для возвращения в Таиланд экс-премьер-министра и брата Йинглак, Таксина Чиннавата, отстранение от власти которого в 2006 г. разделило страну и стало началом циклического воспроизводства политической нестабильности.

Однако правительство и оппозиция не были единственными игроками в этом процессе. Армия и Конституционный суд также не единожды оказывались участниками противостояния сторонников и противников Т.Чиннавата. Сам Чиннават был отстранен от власти в результате военного переворота. Дважды в 2008 г. ставленники Т.Чиннавата, Самак Сунтхаравет и Сомчай Вонгсават, были смещены с поста главы правительства в результате решений Конституционного суда. Тем не менее на этот раз судьи и военные сохраняли нейтралитет на протяжении почти что полугода и, казалось, были не склонны вмешиваться в ситуацию.

Однако в начале мая Конституционный суд вынес решение отстранить Й.Чиннават от занимаемой должности по обвинению в превышении должностных полномочий. В 2011 г. она сняла с поста секретаря Совета национальной безопасности Тхавина Пленсери. Эта перестановка, согласно выводу суда, была выгодна ей и ее партии «Пхыа Тхай». Спустя лишь две недели после решения суда армейское руководство объявило о введении военного положения, арестовало Йинглак Чиннават и ряд государственных чиновников, распустило Сенат, ввело комендантский час и наложило ограничения на вещание телевизионных каналов. При этом, однако, военные заявили, что все происходящее – не военный переворот.

По всей видимости армия действительно не является главным политическим игроком в данном случае. Ситуация в Юго-Восточной Азии вряд ли благоприятствует возвращению к прямому военному правлению в одной из некогда наиболее экономически динамичных стран региона, в конце 1990-х годов ставшей к тому же, казалось бы, успешным примером демократизации. Поэтому вмешательство армии в политический процесс скорее всего инструментально. Цель его заключается в том, чтобы очистить политическое поле от любых фигур, которые могут быть ассоциированы с Т.Чиннаватом и, вероятно, также от лидеров оппозиционного движения, дискредитировавших себя излишне агрессивными действиями в ходе гражданского противостояния. Более вероятные претенденты на роль реальной движущей силы текущего момента – это так называемые традиционалисты, представители старой политической элиты, и Тайный совет при короле. С конца 1990-х гг. они вполне успешно контролировали процесс принятия политических решений в стране, оставаясь вне формальных рамок политической системы. Однако такое положение дел было нарушено вмешательством Т.Чиннавата. Его популистская политика, привлекательная для существенной части населения страны, надеявшейся на улучшение своего благосостояния, и быстрое усиление Чиннавата, поставили под угрозу сложившуюся систему и серьезно пошатнули позиции традиционалистов.

По сути, именно демократизация политической системы после принятия конституции 1997 г. привела к тому, что в политическом процессе смогли участвовать те, кто раньше вряд ли мог бы это сделать и в лучшем случае транслировал свои интересы через посредников. Однако уже совсем скоро выяснилось, что реальные демократические механизмы не справляются с произошедшими политическими изменениями и помимо них продолжают действовать традиционные элементы, завязанные на Тайный совет, армию и судей. Прошедшие полгода гражданского противостояния показали, что политические силы Таиланда далеки от того, чтобы принять демократические нормы как единственно возможные правила игры, хотя одновременно происходил рост вовлеченности населения в политический процесс и значительная часть населения не одобряла недемократические варианты выхода из политического кризиса. Введение военного положения в мае этого года, однако, окончательно продемонстрировало, что неформальные элементы политического процесса взяли верх над конституционно закрепленными нормами.

Действия армии не дают оснований надеяться на быстрое решение всех проблем, хотя, скорее всего, именно такие намерения стояли за ее вмешательством. Современная ситуация гораздо сложнее 2006 г. и простое устранение от власти сторонников Т.Чиннавата вряд ли способно избавить Таиланд от необходимости общенационального диалога и политической реформы. За прошедшее десятилетие в стране сформировался большой сегмент электората, устойчиво голосующий за Т.Чиннавата или его ставленников, и острота противостояния последних лет свидетельствует о том, что интересы этих избирателей не могут быть проигнорированы. Более того, скорее всего в настоящее время в партии «Пхыа Тхай» уже идет перегруппировка сил и ведется поиск тех, кто сможет и дальше представлять эту партию в политическом процессе.

Законность введения военного положения вызывает вопросы, как в самом Таиланде, так и в мире. США уже объявили о приостановке военной помощи Таиланду, одному из своих ключевых «партнеров вне НАТО». Более того, пока что нет ясности, что конкретно последует за действиями армии. Очевидно, однако, что в среднесрочной перспективе Таиланд будет отброшен назад в плане экономического развития и будет по-прежнему находиться на политическом распутье, когда старая система политических сдержек и противовесов уже не работает, но всеми силами сопротивляется происходящим изменениям. И, тем самым, все больше сокращает пространство для общенационального компромисса.

Екатерина КОЛДУНОВА,
Российский совет по международным делам



Контакты

119454, Москва
проспект Вернадского, 76, офис 501-502

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Тел.: +7(495)225-38-18, +7(495)234-83-61