Центр АСЕАН при МГИМО МИД России

Центр АСЕАН при МГИМО

М.А.Терских. Новые эксклюзивные форматы в АТР: устоит ли АСЕАН?

М.А.Терских. Новые эксклюзивные форматы в АТР: устоит ли АСЕАН?

22.11.2021

За последние десятилетия мы привыкли воспринимать АСЕАН и её центральную роль в Азиатско-Тихоокеанском регионе как нечто само собой разумеющееся. Ни один документ по региональной тематике – будь то декларации по итогам многосторонних встреч или двусторонние совместные заявления – не обходится без традиционных пассажей, подтверждающих приверженность асеаноцентризму.

Признание особого статуса Ассоциации стало своеобразным пропуском для входа в азиатский клуб. Подобная отчасти автоматическая констатация роли организации в некоторой степени размывает ее изначальное значение. Появление в регионе новых закрытых объединений, таких как AUKUS и Quad, грозит превратить его в арену противостояния великих держав и заставляет вспомнить о заложенных в идею асеаноцентричности смыслах.

Появление АСЕАН было не в последнюю очередь вызвано самим существованием «холодной войны», требовавшей от большинства малых и средних стран мира занять однозначную позицию в глобальном противостоянии, и их нежеланием этого делать. Распад биполярной системы и последующее расширение Ассоциации ознаменовали формирование в Юго-Восточной Азии пусть пока и не отдельного центра силы, но нейтрального объединения, ориентированного в первую очередь на социально-экономическое развитие входящих в него стран. Их этнокультурное разнообразие и особенности исторических путей подтолкнули к специфической форме интеграции – не предусматривающей создание наднациональных органов, с принятием ключевых решений исключительно консенсусом и отсутствием строгого идеологического базиса. Всё это обусловило инклюзивный характер создаваемых на основе АСЕАН форматов и позволило «десятке» стать полноправным центром азиатско-тихоокеанской архитектуры.

Здесь можно возразить, что по некоторым вопросам Ассоциации не удавалось (и не удается) находить устраивающие все столицы решения. Это так, организация далека от идеала, единодушие достигается не всегда, и вряд ли подобная ситуация претерпит принципиальные изменения. Однако до сих пор события в АТР имели меньший масштаб и не ставили под сомнение важность сохранения самой АСЕАН и выстроенной вокруг нее многослойной системы межгосударственного взаимодействия. Формирование Quad и AUKUS – это не только индикатор того, что американо-китайское противостояние больше не является уделом исключительно аналитиков и стало реальностью сегодняшнего дня, но и наиболее серьезный вызов асеаноцентричности в новейшее время.

Для доказательства этого тезиса имеет смысл взглянуть на появление данных объединений через призму изложенных выше принципов – нейтральности и ориентированности на социально-экономическое развитие, единства, деидеологизированного и инклюзивного характера сотрудничества.

Начнем с того, почему вообще эти две структуры стоит рассматривать вместе. Отличия в составе и расставляемых в официальных заявлениях акцентах не должны смущать. Сферы сотрудничества ясно дают понять, что движущая сила обоих объединений – желание ограничить растущее влияние Китая (неудивительно, что инициатором партнерств выступают США, ведь именно их доминирующая роль в мировой политике под угрозой). «Четверка» в современном виде появилась в 2017 г. и изначально была ориентирована на решение вопросов морской безопасности. Однако со временем сферы сотрудничества были серьезно расширены, а тематика «физической» безопасности ушла в тень (надо полагать, благодаря упорству Нью-Дели), уступив место экономическому взаимодействию, вакцинной дипломатии, информационным технологиям и т.д. Выпавшее направление с запасом закрывает созданный в сентябре с.г. альянс Австралии, Великобритании и США, прямо заявляющий о кооперации в области обороны в качестве приоритета. Как представляется, два формата гармонично дополняют друг друга: один нацелен на военное сдерживание КНР, другой – на невоенное.

Ни о какой нейтральности в таком случае речь не идет. Формирование партнерств на конфронтационной основе неизбежно вызовет ответную реакцию Китая и его единомышленников. В первую очередь это относится к австрало-британо-американскому союзу, предполагающему передачу Канберре атомных подводных лодок (вопрос соответствия Договору Раротонга и другим механизмам контроля оставим профильным юристам) и технологий подводных дронов, а также расширения присутствия вооруженных сил США на территории Австралии. Такое развитие событий лишь спровоцирует гонку вооружений в регионе. В этом контексте экономические преимущества Quad выглядят сомнительно. Конечно, в краткосрочной перспективе государства ЮВА смогут получить определенную выгоду. Однако нужно иметь в виду, что социально-экономическое развитие десяти стран не является приоритетом новых форматов, а предоставление преференций и помощи – инструмент достижения геополитических целей.

Серьезную озабоченность вызывает подрыв единства АСЕАН. Мнения ее членов разделились еще по поводу Quad. Некоторые страны начали налаживать связи с квартетом, другие – проявили сдержанность. Более острые разногласия спровоцировало создание AUKUS. Сингапур фактически поддержал альянс, Индонезия и Малайзия – выразили обеспокоенность милитаризацией региона. Формирование глубоких разделительных линий в Юго-Восточной Азии в перспективе чревато потерей АСЕАН своей субъектности и дрейфом ее членов в антагонистические по отношению друг к другу блоки. Сила Ассоциации, как неоднократно повторялось ее лидерами, в единстве – без него десять стран останутся преимущественно объектами мировой политики, потеряв способность отстаивать свои национальные интересы в глобальном масштабе.

Важно, что Quad и AUKUS несут явную идеологическую заряженность. Оба формата позиционируют себя в качестве объединения «демократий, разделяющих общие ценности» (не уточняя, правда, какие именно). Это хорошо укладывается в продвигаемое рядом стран деление мира на условные «хорошие демократии» и «плохие не-демократии» (при этом критерии отнесения к той или иной группе остаются размытыми и применяются исходя из конъюнктурных соображений). Кроме того, утверждается приверженность «порядку, основанному на правилах». Эта концепция, несмотря на безобидное название, вызывает немало вопросов с учетом того, что ее авторы не ставят знак равенства между «правилами» и международным правом. Основные из них – что это за правила, и кто их пишет? Четких ответов пока нет. Такая идеологическая матрица несовместима с принципами АСЕАН, в состав которой входят страны с разными политическими системами, в том числе абсолютные монархии и управляемые компартиями республики, а сотрудничество строится на универсальных общепризнанных нормах права. Именно подобная инклюзивность позволила создать вокруг Ассоциации широкую сеть объединений из иногда враждебных друг другу государств в интересах поиска взаимоприемлемых решений.

Разумеется, ни одна из указанных структур не заявляет прямо о своем намерении потеснить «десятку» в региональных делах. Наоборот, регулярно подтверждается приверженность ее ключевой роли. Как представляется, речь здесь необязательно идет об откровенном обмане. Возможно, как нередко бывает, форма победила содержание – автоматическое воспроизведение формулы асеаноцентризма размыло представления о том, что за ней скрывается. Инициаторы Quad и AUKUS заинтересованы в Ассоциации только в той степени, в которой она содействует достижению поставленных перед форматами целей. Чаяния самой АСЕАН, как водится в мире политического реализма, в расчет не берутся. В любом случае создание в АТР новых разделительных линий, привнесение блокового мышления и формирование эксклюзивных площадок, претендующих на принятие серьезных решений по актуальным для всего региона сюжетам, на пользу «десятке» однозначно не идут.

Центральная роль АСЕАН в регионе, несмотря на кажущуюся естественность, стоит на относительно шатком фундаменте. Залог его прочности – соблюдение самими странами Ассоциации изначально сформированных эволюционным путем принципов. В этом плане появление Quad и AUKUS (и, возможно, в перспективе других похожих структур) может способствовать укреплению Ассоциации только в одном случае – если станет импульсом к переоценке угроз, исходящих от альтернативных «десятке» форматов. В противном случае принцип асеаноцентризма рискует окончательно приобрести декоративную функцию.

М.А.Терских, к.полит.н.
научный сотрудник ИМЭМО РАН